Перейти к содержимому

Праздник, который всегда с тобой

Какой сегодня день самоизоляции? Да не хочу даже думать. Уже, честно говоря, невесело. Накопления истощились, работа будет нескоро. Общения в соцсетях хватает, но я скучаю по многим личным встречам и разговорам. Паблики в интернете говорят о том, что депрессняк неуклонно подступает.

Я сбежала от вируса в деревню, у меня есть сын, которого трудно удержать от велосипедных прогулок с друзьями и мыть руки раз в три часа не заставишь.

Это был выход. В деревне у меня не было воды толком, по ведру мышиного помета в каждом углу избы-пятистенки и печка, на 30% состоящая из дыр. Холодно, хлопотно, неуютно… Никакой дачной романтики и расслабления.

Но именно здесь я все время вспоминаю, что рассказывали мои родители о своем детстве.

Папа застал начало войны шестилетним ребенком, а маме было 4 года.

Мама помнила бомбежки в Калуге, как ее, сонную, будили и, быстро одев, тащили в бомбоубежище. Приквартированный к их дому немец подкармливал их с сестрой сливочным маслом из своего пайка, а потом она «получала» за это от матери.

Папа встретил войну в Курской области. Там дети пухли с голоду, от отсутствия белка отекали. Но он не переставал пешком ходить в школу за несколько километров от дома.

И страшно экономил бумагу — учился писать на полях газет и агитационных листовок при свечке. Его родители страшно боялись, что эти бумаги найдут и сочтут пренебрежительным отношением к советской власти. Последствия могли быть самыми страшными.

Мамина подруга ушла в партизаны вместе с родителями. В летних ботиночках, которые быстро сносила, и потом до заморозков грела ноги у костра или в луже собственной теплой мочи в земляной лунке.

К зиме партизаны забили приблудившуюся корову и три дня ели мясо. Больше не смогли — боялись отравиться. Что удивительно, тетя Тома не помнит, чтоб хоть раз заболела. Даже простой простудой. Хотя помнит все хорошо, ей было уже 11 лет.

После войны было не слаще — холод, голод и разруха. Семья отца перебралась на Украину, надеясь спастись от голода в краях, которые называли «советской житницей». Не получилось. Украина голодала, за кражу зерна расстреливали.

Он спас семью от голода, научившись ловить сусликов в степи. А еще вместе с целой бандой других детей воровал кровь со скотобойни, подхватывая ее с земли самодельной лопаткой. Паслись они и в полях, воруя колосья, за что тоже могли расстрелять.

Война не давала никаких прогнозов, никто не знал, что будет завтра. Многие не надеялись, что увидят когда-нибудь родных и близких. Угроза смерти, разлука с близкими, ущемление самых элементарных потребностей…

Мало того, война – это еще и кровь… Мы даже представить не можем, что терпели они.

Они нам оставили праздник. Праздник Победы. Жизни над смертью.

Получится ли у нас потерпеть? В память об их победе…

Марина Вишневская

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: